«Поначалу мордовские группировки всерьез нас не воспринимали! Мол, приехал какой-то «детсад» из Нижнего Новгорода!»

Фото: stolica-s.su

Экс-руководитель Управления по борьбе с организованной преступностью Игорь Панкратов — «Столице С»

15 ноября исполняется 30 лет с момента создания в структуре МВД подразделений по борьбе с организованной преступностью. К этому событию бывший начальник УБОПа и заместитель министра МВД по РМ Игорь Панкратов совместно с советом ветеранов УБОПа приурочил презентацию уникальной книги «Шестой отдел», посвященной борьбе с некогда всевластными ОПГ. О том, как в республике душили гидру организованной преступности и почему ­УБОПы необходимы и в наши относительно спокойные дни, ветеран правоохранительных органов рассказал Валерию Ярцеву.

«С»: Игорь Владимирович, большую часть своей карьеры вы прослужили в подразделениях по борьбе с организованной преступностью. Почему решили работать именно в этом направлении?

— В моем детстве большинство сверстников мечтали о героической профессии космонавта или капитана дальнего плавания. Хотя в начале 1990-х все эти мечты рухнули, как и весь Советский Союз… Но у меня с выбором было проще — сколько себя помню, всегда хотел работать только в милиции, в уголовном розыске, и нигде больше! А когда чего-то очень сильно хочешь, сама судьба начинает помогать. Именно в 1992 году, когда я окончил среднюю школу № 28 в Кирове, разрешили набор во все институты МВД без обязательного требования — службы в армии. Я поехал в Пермь и поступил на факультет Юридического института МВД России. Перед завершением учебы — в 1996 году — узнал о 6-м отделе, который занимался борьбой с организованной преступностью. И буквально «заболел» этой службой. Попал в Нижнем Новгороде на практику в Волго-Вятское РУОП и проработал в этих структурах до 2008 года. Наш отдел занимался разработкой бандитских групп и преступных сообществ на всей волго-вятской территории. И Мордовия тоже туда входила. Первый раз приехал в Саранск летом 2005 года. Это была служебная командировка. Как раз тогда произошло несколько резонансных преступлений, и мне надо было разобраться в ситуации. На тот момент и. о. министра внутренних дел был Сергей Неяскин, а  обязанности начальника УБОПа исполнял Михаил Камаев. Мы очень много общались с ними. Уже тогда стало понятно, что совершаемые преступления — не обычный криминал, а спланированное давление группировок на органы власти! Но главное, стало очевидно, что ситуацию не исправить командировками. Нужна слаженная, системная работа с полным взаимодействием УБОПа, всех правоохранительных органов и власти. Также была необходима поддержка Центрального аппарата МВД России. Но когда я это все обсуждал с Сергеем Неяскиным и потом докладывал начальнику окружного главка Владимиру Щербакову, то и предположить не мог, что через какое-то время именно мне с коллегами доверят работу в Мордовии. В ходе очередной командировки Сергей Неяскин предложил возглавить местное управление по борьбе с организованной преступностью. В августе 2005-го на должность министра внутренних дел Мордовии был назначен Николай Ларьков. А уже 5 декабря этого же года он назначает меня начальником УБОПа. Вместе со мной в Саранск приехали Илья Каминский, который стал моим замом, а также Алексей Логунков и Алексей Чугунов, возглавившие «бандитский» отдел…

«С»: С чего началась ваша работа?

— Сначала, как говорится, «надо было настроить инструмент», то есть реформировать структуру самого управления. Чтобы оно могло выполнять поставленные задачи и оперативно реагировать на криминальную обстановку. Затем началась кропотливая работа по анализу имеющейся информации. На первом этапе было сложно определить, кому можно доверять, а кому — нет. И  я даже говорю не об  откровенном предательстве, с которым, к сожалению, тоже пришлось столкнуться. Мордовия небольшой регион. Часто выходило так, что участник группировки и  милиционер могли вместе учиться в школе, заниматься спортом или просто быть родственниками. Любая фраза, оброненная, например, на встрече выпускников, могла перечеркнуть многомесячный труд большого количества сотрудников. Поэтому на первом этапе все делали сами. Днем были начальниками, а вечерами или в выходные — просто операми, сами изучали материалы и уголовные дела, опрашивали свидетелей и потерпевших. О наших разработках в МВД знали только министр Николай Ларьков и его первый заместитель Сергей Неяскин, которым я докладывал результаты работы лично, стараясь не использовать телефон. На первоначальном этапе нас поразило, что о группировках местные жители знали практически все — кто лидер, состав участников, какие под их контролем находятся объекты экономики, все коррумпированные связи… Удивительно, но даже многим «непосвященным» зачастую были известны подробности совершения конкретных преступлений. Поэтому на определение целей в нашей работе не пришлось тратить много времени. Гораздо больше его ушло, чтобы найти ахиллесову пяту каждой группировки. И в первую очередь их лидеров. А  уже после этого мы определяли тактику разработки и механизм реализации операции. И все это в условиях строгой конспирации. В какой-то степени нам повезло, так как группировки вначале нас не восприняли серьезно. Мол, приехал какой-то «детский сад» из Нижнего Новгорода, «видали мы таких залетных»! И  это пренебрежение дало некоторую отсрочку, чтобы мы могли лучше разобраться в ситуации. Нам активно помогали Центральный аппарат МВД и окружной главк, поэтому многие оперативные мероприятия реализовывали, не задействовав другие силовые структуры Мордовии. Но еще раз хотел бы сказать, что это все было на первоначальном этапе, пока мы еще детально не вникли в суть дела. А затем начались организационные мероприятия, которые можно назвать краеугольным камнем всей декриминализации, — выстраивание рабочих отношений с коллегами по правоохранительному блоку и органами власти. Мой рабочий день обычно начинался так: утром шел для обсуждения рабочих вопросов в ФСБ, потом переходил в соседнее здание прокуратуры, затем через дорогу — в Дом республики и только после этого ехал на работу. На мой взгляд, удалось выстроить идеальный уровень взаимодействия. Нашу работу неоднократно ставили в пример на уровне МВД России. Общаясь с коллегами из других регионов, мы видели, что такого взаимопонимания, как у нас, не было нигде! Отдельно хотелось бы сказать о помощи Правительства и лично Главы республики Николая Меркушкина, который сразу же помог обеспечить подразделение техникой и автотранспортом. Он и впоследствии оказывал необходимую помощь и поддержку. Одну из ключевых ролей сыграло назначение Михаила Назарова заместителем прокурора Мордовии, а затем — руководителем Следственного комитета по РМ.

Отличаясь высоким профессионализмом и порядочностью, он имел огромный опыт по противодействию преступным формированиям. Михаил Назаров облекал все наши «оперские» идеи в строгие процессуальные рамки. А ведь во многом это были юридические прецеденты, иногда очень рисковые. Но на тот момент по-другому было нельзя, так как к стандартным милицейским методам группировки прекрасно адаптировались.

«С»: Почему первый удар был нанесен именно по «Светотехстрою»?

— Конечно, мы понимали, что начать работать в отношении одновременно всех группировок мы не сможем физически. Надо было действовать поэтапно. Но, сосредоточив основное внимание на каком-то одном объекте, одновременно мы нарабатывали материалы по другим. При этом прекрасно осознавали, что нам противостоят хорошо организованные и вооруженные бандиты, прошедшие через несколько криминальных войн. В любой момент они могли открыть огонь, как привыкли это делать раньше. «Светотехстрой» на тот момент погряз во внутренних и внешних конфликтах. Чем мы и решили воспользоваться. Но распад группировки неожиданно обострился расстрелом автомашины Вадима Федячкина около кинотеатра «Победа». Этот процесс пошел настолько быстро, что мы не успели наработать на тот момент достаточную доказательственную базу для задержания лидера «Светотехстроя» Сергея Денискина по прозвищу Седой. Он смог скрыться из Саранска и был объявлен в международный розыск. Тогда нам удалось задержать лишь рядовых членов «Светотехстроя». Свою негативную роль сыграл и не выявленный на тот момент предатель, находившийся в руководстве криминальной милиции (Сергей Коцюбинский — «C») . Он исправно передавал группировкам информацию о планируемых в МВД оперативных мероприятиях. Двурушничество стало причиной многих оперативных неудач и в предыдущие годы работы, так как большинство оперативных материалов проходило через его руки. Между тем задержанные «деятели» «Светотехстроя» предстали перед судом по обвинению в участии в  преступном сообществе. Дело рассматривалось с участием присяжных. И по многим статьям, включая «Преступное сообщество», обвиняемые в итоге были оправданы! Для МВД и прокуратуры это стало настоящим шоком! Была проведена титаническая работа как на стадии следствия, так и во время оперативного сопровождения в суде. Даже представители Генеральной прокуратуры, проверявшие уголовное дело, подтвердили, что доказательственная база была у нас достаточной. Но суд присяжных тем не менее вынес оправдательный вердикт. Лишь впоследствии мы установили, что члены группировки смогли найти подходы практически ко всем «народным судьям», что и определило судьбу дела. Нет, я не утверждаю, что их всех подкупили. Опять-таки сработал эффект маленького города: кто-то с кем то учился, дружил, знает маму или папу. Просто в какой- то момент присяжным стало жалко подсудимых. Сидя в клетке, они очень театрально пускали слезы и рассказывали о находящихся у них на иждивении маленьких детях и старых родителях. Для нас это было серьезным уроком, который мы детально проанализировали и сделали необходимые выводы. И впоследствии уже ни один преступник не ушел от заслуженного наказания за совершенные злодеяния!

Следующей потерпевшей крах группировкой стал «Юго-Запад». Именно после задержания ее лидера Владислава Печникова летом 2006 года члены других ОПГ наконец осознали, что правоохранители настроены серьезно, а взятый курс на декриминализацию — не пустое бряцание оружием. Именно тогда, по нашим сведениям, главарь «Мордвы» Вячеслав Маковчук решил возглавить «фронт сопротивления», призвав лидеров и активных участников других группировок объединиться. Так появились многочисленные жалобы в надзорные органы и правозащитные организации — региональные и федеральные. Шквал газетных статей. Попытки установить данные свидетелей, чтобы оказать на них давление. В  дома некоторых наших сотрудников полетели бутылки с зажигательной смесью. Также появились данные о намерении лидера «Мордвы» провести акции устрашения в отношении членов моей семьи и семьи моего заместителя Ильи Каминского. Но совместными с сотрудниками УФСБ усилиями мы смогли эти нападения предотвратить. Некоторое время нашим близким пришлось проживать за пределами Мордовии.

«С»: Почему именно после расстрела осенью 2005 года директора «Ромодановсахара» Федора Катаева начались активные действия в отношении группировок?

— Это резонансное убийство стало последней каплей, которая переполнила чашу терпения и правительства, и правоохранительных органов, да и всех жителей республики. Именно тогда всем окончательно стало понятно, что расправы, происходившие до гибели Федора Катаева, носили не просто уголовный характер, а в большей степени политический! Практически после каждого такого преступления лидер группировки «Мордва» пытался донести до руководства республики, что с ними следует считаться и садиться за «стол переговоров». Иначе расстрелы продолжатся. Тогда Глава Мордовии обратился за помощью в наведении порядка к Президенту страны, министру внутренних дел России и в окружной главк. К сожалению, раскрыть убийство руководителя «Ромодановсахара» по горячим следам не удалось. Но мы отчетливо понимали, что если продолжать методично, шаг за шагом работать по привлечению членов группировок к уголовной ответственности, то обязательно раскроем и это дерзкое «показное» убийство, и другие особо тяжкие преступления. Мы всегда очень подробно анализировали личность каждого группировщика, разбирали детально каждую ситуацию. Иногда это занимало много времени. Поэтому зачастую мы подвергались критике со стороны коллег, ведь мы в таких ситуациях не приносили «палки» в общую «копилку». А статистика как раньше, так и сейчас является основным критерием оценки эффективности подразделения. Хотя она, на мой взгляд, не всегда объективно отражает реальную обстановку в регионе. И в итоге является основной причиной претензий общества к работе органов правопорядка в целом. Например, в 2005 году, когда группировки проводили акции устрашения в отношении власти и гремели выстрелы, статистика показывала, что у нас все хорошо и мы в середине рейтинга всех регионов…

Помню, когда мы совместно со следственными подразделениями стали очень активно возбуждать уголовные дела в отношении группировок по статьям «Бандитизм» и «Организация и участие в преступном сообществе», опытные сотрудники советовали не торопиться. Потому что каждый год не сможем держать такой темп и обязательно будет провал по показателям. Но я не слушал! И впоследствии на одном из совещаний в Москве, когда у нас к тому времени уже были арестованы все лидеры, мне действительно строго указали на снижение статистических показателей. А все мои доводы о том, что у нас все лидеры уже в СИЗО, а других группировок попросту больше нет, так и не были услышаны… Несмотря на это, УБОП всегда делал упор на глубокие разработки, и именно эта тактика всегда приносила нужный результат. У каждого преступника, даже самого матерого, есть свой «скелет в шкафу», свое слабое место. А в каждой криминальной ситуации всегда найдется, за что можно зацепиться и нанести неожиданный, но очень точный удар! Каждый лидер ОПГ знал, что рано или поздно за ним тоже придут. И заранее готовился к защите. Но у нас все равно получалось хоть на шаг, но опередить противника, в результате чего он оказывался где положено — на скамье подсудимых.

«С»: А что, на  ваш взгляд, было самым сложным при такой тотальной декриминализации?

— Самым сложным было изменить сознание жителей республики, развеять миф о всесильности и непобедимости группировок. Чтобы затем внести панику и разлад в сами ОПГ. Во всем этом нам очень помогали средства массовой информации. И ваша газета, наверное, больше всех! И когда граждане поверили, что можно работать и никому не платить «за крышу» и при этом не бояться за свою жизнь и здоровье, — вот тогда процесс декриминализации набрал ход, как по рельсам. По моему мнению, этот поворот окончательно случился в конце 2007 года — после задержания лидера «Мордвы» Маковчука. Это произошло 11 сентября в Саранске, на проспекте Ленина, и довольно эффектно, хотя изначально, конечно же, так не планировалось. Мы хотели провести операцию тихо, ранним утром. Но «объект» проспал и выехал из дома на 4 часа позже, чем планировал. Поэтому захват пришлось производить в час пик, при большом скоплении граждан. На тот момент именно Маковчук был «идеологом» «уличного движения». Внушал «коллегам», что надо активно противостоять правоохранителям и что скоро вся эта декриминализация закончится. Поэтому удары лома по бронированного джипу с последующим вытаскиванием местного Аль Капоне за шиворот из салона оказались наглядным примером как для «улицы», так и для общественности. Всем стало понятно: никто останавливаться не собирается, работа будет доведена до конца!

«С»: Сейчас из мест лишения свободы начинают освобождаться бывшие активные участники группировок. Например, Владимир Казанин. Могут ли они представлять опасность, попытаться возродить «уличное движение»?

— Я так считаю: преступник преступнику рознь. Тех, кто действительно опасен для общества, никакие годы, проведенные в заключении, не исправят. И при возвращении на свободу надо постоянно держать такого «деятеля» в поле зрения. А вот по некоторым участникам группировок уже на момент осуждения было видно: они все осознали и все понимают! Но закон есть закон. И виновный должен понести наказание за свои злодеяния. Что касается Казанина, то, на мой взгляд, он больше относится ко второй группе. После отбытия срока вряд ли захочет заниматься чем-то противоправным. Скорее всего, попытается поскорее забыть прошлые «подвиги» как страшный сон. Думаю, Казанин сейчас даже дорогу будет переходить только на зеленый сигнал светофора…

«С»: В этом году исполняется 30 лет с момента создания УБОПов. Но это еще и 10 лет со времени их ликвидации. Расскажите, какие были чувства, когда вы узнали, что таких структур больше не будет? И нужны ли они сейчас?

— 10 лет назад с трудом верилось в реальность происходящего. Причем не только нам, но и, похоже, самим бандитам. Ведь тогда концепция развития наших подразделений была только что принята на уровне страны! УБОПы готовились отметить 20-летний юбилей, до которого оставалось два месяца. И вдруг оказалось, что организованной преступностью должны заниматься не единые подразделения, а отдельные службы… Ликование людей, в отношении которых мы «работали», конечно, было тогда неописуемым. В некоторых городах даже снимались целые рестораны и трехпалубные корабли, с которых запускали фейерверки. В Мордовии, замечу, таких празднеств не было. Потому что наши «подопечные», к которым мы имели особый подход, хорошо понимали — мы вряд ли закроем наше подразделение на большой замок, а сами разойдемся по домам. Хотя, как я знаю, в некоторых регионах именно так и произошло… После того как министр Николай Ларьков ознакомился с указом и ведомственными приказами, он пригласил меня с моими заместителями и первого заместителя министра Сергея Неяскина. Сказал, что сейчас, конечно же, проведем предписанное нам реформирование, но при этом нам необходимо сохранить все наработки, весь наш «оперской» коллектив. Именно благодаря такой конструктивной позиции министра мы продолжили работу. Уже после реформирования УБОПа были задержаны Седой, лидеры ОПГ «Химмаш», вор в законе Витя Черный и другие известные криминальные товарищи. Но главное, что все уголовные дела по всем группировкам дошли до суда и по ним были вынесены обвинительные приговоры. Причем в большинстве случаев это делали присяжные заседатели. Что касается судьбы подразделений по борьбе с организованной преступностью, то мое мнение за эти годы не изменилось. По-прежнему считаю, что противодействовать преступным формированиям должны единые структуры, в которые следует включить общеуголовные и экономические отделы. Ведь большинство преступлений, совершаемых группировками, всегда имеет экономическую основу. А какие еще направления деятельности должны быть включены в эти единые подразделения и кому они должны подчиняться — это уже вопросы анализа и конкретной проработки. Подобные подразделения, занимающиеся борьбой с организованной преступностью, в том или ином виде есть практически во всех крупных странах. И я уверен, что в России они снова будут созданы. В заключение еще раз подчеркну: мы всегда отдавали отчет в том, что не сможем раскрыть все преступления и привлечь к ответственности каждого преступника. Такого результата, к сожалению, не может добиться ни одна полицейская структура в мире… Но нашей задачей являлось пресечение деятельности всех преступных формирований на территории региона. Только в таком случае можно было добиться кардинального изменения криминогенной обстановки. Благодаря слаженной работе правоохранительного блока и республиканской власти удалось создать эффективный механизм противодействия организованной преступности. Этот опыт можно использовать не только в  любом регионе, но и во всей стране в целом. Я очень признателен коллегам-правоохранителям и органам власти за совместную плодотворную работу на благо республики и ее жителей. А надзорным и судебным ведомствам — за объективность и принципиальность в принятии решений.

«С»: 15 ноября состоится презентация книги «Шестой отдел» Сергея Долженко. Вы принимали активное участие в ее создании. Расскажите подробнее об этом проекте…

— Сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступностью за 20 лет работы раскрыли тысячи сложнейших преступлений, привлекли к ответственности сотни лидеров уголовно-преступной среды. И тем не менее про эту службу не снято ни одного художественного фильма, не написано ни одного литературного подразделения.

Поэтому мы были очень рады, когда нашелся автор, имеющий опыт работы с правоохранительными органами и решивший восполнить этот пробел. Писатель Сергей Долженко на протяжении года провел десятки встреч в Саранске, Нижнем Новгороде, Москве и других городах с сотрудниками правоохранительных структур, чиновниками. Общался и с обычными жителями республики. Были у него встречи и с бывшими представителями криминала, которые на данный момент освободились из мест лишения свободы. В результате получилось интересное произведение, рассчитанное на широкий круг читателей. В книге объективно рассказывается о 20-летней работе борцов с организованной преступностью, о людях, которые преданно служили своей республике, своей стране! Надеемся, читатели по достоинству оценят этот во многом уникальный труд!

 
По теме
В Саранске презентовали  книгу «Шестой отдел» - Вечерний Саранск 15 ноября в день празднования 30-летия создания подразделений по борьбе с организованной преступностью в Саранске презентовали книгу Сергея Долженко «Шестой отдел.
22.11.2018
Сергей Долженко неплохо изучил нравы бандитского Саранска и готов сделать сценарий для фильма... Фото: Артем Артамонов / Столица С - Столица С Сергей Долженко неплохо изучил нравы бандитского Саранска и готов сделать сценарий для фильма… Фото: Артем Артамонов / Столица С «Шестой отдел» рассказывает о борьбе с мордовскими ОПГ.
18.11.2018
 
IMG_76420 - МВД Республики Мордовия Сегодня в МВД по Республике Мордовия состоялась пресс-конференция с участием Министра внутренних дел генерал-майора полиции Юрия Арсентьева.
16.11.2018
 
 
Сотрудниками отдела по вопросам миграции МВД по Республике Мордовия в ходе рейдовых мероприятий была выявлена и пресечена фиктивная постановка на учет иностранной гражданки.
15.12.2018
 
IMG_E9818 - МЧС Сотрудники отдела надзорной деятельности и профилактической работы провели учебную эвакуацию и беседу по тематике безопасности жизнедеятельности с учащимися Сабаевской школы Кочкуровского района Республики Мордовия.
15.12.2018
 
Следственным отделом по городу Рузаевка Следственного управления Следственного комитета России по Республике Мордовия инициировано проведение доследственной проверки по сообщению регионального информационного агентства о
14.12.2018
IMG_E9818 - МЧС Сотрудники отдела надзорной деятельности и профилактической работы провели учебную эвакуацию и беседу по тематике безопасности жизнедеятельности с учащимися Сабаевской школы Кочкуровского района Республики Мордовия.
15.12.2018 МЧС
Участника "битвы под мостом" взяли под страду в зале суда. Фото: Столица С - Столица С Участника «битвы под мостом» взяли под страду в зале суда. Фото: Столица С Крутой поворот в деле о кровавой битве под мостом:
15.12.2018 Столица С
В настоящее время Андрей Кудимов трудится наладчиком на птицефабрике «Октябрьская».
15.12.2018 Столица С
Зайдя в кабинет стоматолога, можно оставить там не только зуб. Фото: ESP Жена священника отказалась назвать фамилию женщины-стоматолога, которая якобы сломала ей челюсть Интернет-группа «Доброделание»,
15.12.2018 Столица С
В воскресенье в Саранске в зале РДК состоялся гала-концерт XXII Республиканского фестиваля народного творчества «Шумбрат, Мордовия!».
13.12.2018 Вечерний Саранск
До календарного нового года еще две недели. Но уже 13 декабря по всей стране дан старт Году Театра, каковым в соответствии с Указом Президента России Владимир Путина объявлен грядущий 2019-й.
13.12.2018 Известия Мордовии
Даниил Помогаев - призер мировой олимпиады - Вечерний Саранск Со 2 по 10 декабря в Габороне (Ботсвана) проходила XV Мировая естественно-научная олимпиада среди юниоров, в которой участвуют школьники не старше 15 лет.
15.12.2018 Вечерний Саранск
Фото: Артем Артамонов / Столица С Фото: Артем Артамонов / Столица С Фото: Артем Артамонов / Столица С Фото: Артем Артамонов / Столица С Фото: Артем Артамонов / Столица С Фото: Артем Артамонов / Столица С Фото:
14.12.2018 Столица С
13 декабря в Общественной палате Мордовии состоялось заседание комиссии по социальной политике, здравоохранению, формированию здорового образа жизни, повышению благосостояния и качества жизни граждан.
14.12.2018 Известия Мордовии
На пожаре пострадали люди - МЧС   14 декабря 2018 года в 20 часов 45 минут в пожарно-спасательную часть №23 по охране Темниковского района поступила информация о горении дома в деревне Сухово Алексеевского сельского поселения.
15.12.2018 МЧС
Мастер участка аварийно-восстановительных работ МУП «Водоканал +» Геннадий Имайчев получил судимость за гибель своего подчиненного.
15.12.2018 Известия Мордовии
  14 декабря 2018 года в 20 часов 45 минут в пожарно-спасательную часть №23 по охране Темниковского района поступила информация о горении дома в деревне Сухово Алексеевского сельского поселения.
15.12.2018 МЧС