«Жаль, что в Саранске нет памятника моему отцу...»

Тимофей Васильев в том самом черном свитере, в котором его увезли из дома... Его реабилитировали только в 1956 году. Посмертно - http://stolica-s.su
«Жаль, что в Саранске нет памятника моему отцу...» - http://stolica-s.su
«Жаль, что в Саранске нет памятника моему отцу...» - http://stolica-s.su
«Жаль, что в Саранске нет памятника моему отцу...» - http://stolica-s.su
«Жаль, что в Саранске нет памятника моему отцу...» - http://stolica-s.su
Фото: stolica-s.su

Каждый год возле Соловецкого камня на московской Лубянской площади собираются те, кто считает своим долгом почтить память репрессированных в советские годы. Много лет сюда приносила цветы писательница Элеонора Кузнецова — дочь основоположника судебной системы Мордовии и первого советского юриста-международника в Англии Тимофея Васильева, расстрелянного в июле 1939 года... «Только в прошлый раз не смогла дойти, ноги болят, — говорит она. — Попросила отнести букет свою подругу, отца которой тоже репрессировали». Воспоминания Элеоноры Кузнецовой — в материале ОЛЬГИ ПЛАТОНОВОЙ.

Арест

В дверь дома Васильевых в подмосковном Голицыне постучали ночью 8 февраля 1938 года... «Мне тогда было шесть лет, — вспоминает Элеонора Кузнецова. — Поэтому я еще не понимала всего ужаса происходящего. К тому же тогда не знала русского языка. Подошел папа и прошептал на английском: «Это недоразумение, дочка. Вечером буду дома». Меня удивил его внешний вид. Я всегда видела папу хорошо одетым, в элегантном костюме. Помню запахи парфюма и дорогих кожаных ботинок. А в ту ночь на нем был какой-то дурацкий черный свитер с большими пуговицами, который я увидела спустя много лет на фотографии, найденной в прокуратуре Мордовии... Видимо, папа знал, куда его ведут, поэтому оделся тепло. К тому времени мамины братья Анатолий и Владимир Рябовы уже были в тюрьме... После ареста папы у нас отобрали все — квартиру, машину, даже детскую одежду, игрушки, английские книги сказок. Почему-то запомнила, как выносили 12 его костюмов...» Тимофея Васильева спецконвоем доставили в Саранск и 8 месяцев содержали в одиночной камере. Даже под пытками он отказывался подписывать протокол о том, что, будучи агентом иностранных разведок, был связан с организацией покушения на Сталина. Показания против Васильева пытались выбить из братьев его жены. Старший, Анатолий, был первым мордовским профессором. Не выдержав издевательств, он сошел с ума. Как вспоминали позже очевидцы, сотрудники НКВД превратили лицо ученого в кровавое месиво. Он остался без глаза. На расстрел Анатолия вывел, обнимая, младший брат Владимир... Шла весна 1938-го. Спустя почти год военный трибунал по статьям УК РСФСР 58-1а (измена Родине) и 58-11 (контрреволюционная деятельность) приговорил Тимофея Васильева к смертной казни. 31 июля 1939 года его расстреляли. «О судьбе отца мы ничего не знали, — рассказывает дочь. — Очень надеялись, что вернется. Ведь он был ни в чем не виноват...»

За границей

В 1931 году эрзянина Тимофея Васильева назначили руководителем юридической службы Торгового представительства СССР в Великобритании. В Лондон он переехал вместе с женой Елизаветой и шестилетним сыном Рамзаем. Через год в семье появилась дочь Ламзурь. «Отец дал мне мордовское имя, не посоветовавшись с мамой, — рассказывает наша собеседница. — Но она была большой умницей, знала об обстановке в Мордовии, где отца травили, обвиняли в национализме. Она дала мне второе имя — Элеонора, пытаясь спасти от будущих возможных проблем...» По словам нашей собеседницы, родителей объединяли любовь, взаимное уважение и совместные интересы. Красавица Елизавета Павловна была под стать мужу: элегантная, с чувством собственного достоинства. Знала, как преподнести себя и мужа в той или иной ситуации. Познакомились они в мордовской газете «Якстере теште», куда молодая эрзянка пришла работать. Елизавета умело оберегала семейный очаг, но... «Каждый день для меня превращался в тягостное ожидание отца. Дело в том, что мама соблюдала строгость во всем. Гостей не приглашала. Ни с кем особо не дружила. Говорила, что за границей нужно быть «застегнутой на все пуговицы». Только спустя много лет, будучи женой дипломата, поняла значение ее слов... Когда папа приходил с работы, все преображалось. Начинался шум, гам. Я радостно залезала к нему на плечи, мы играли, веселились... Хорошо запомнила новогодний праздник в посольстве. Папа в наряде Деда Мороза появился с мешком подарков, и я не узнала его, оказавшись почему-то за спинами взрослых. А когда услышала родной голос, стало страшно. Почему он развлекает других? Почему не принадлежит мне одной? Я начала кричать, плакать. Меня увели домой. Возможно, кому-то это покажется смешным, но наша духовная связь с отцом была очень крепкой. Находясь в летнем лагере на море, все время ждала только его. Помню, как, заливаясь слезами, бежала за машиной родителей. Я догоняла не маму, а отца... Машина так и не остановилась... Боль от потери самого близкого человека осталась со мной на всю жизнь...»

Советский Союз

Приехав из Англии в Голицыно, Элеонора впервые увидела деревянные избы, бритых наголо и бедно одетых детей... «В иностранном пальто и шляпке я, длинноволосая, выглядела нелепо. В то время еще не знала русского языка, поэтому была лишена общения. Бабушка с дедушкой меня не понимали. Мама весь день работала или уходила на очередной допрос. Собираясь к следователю, она со мной и братом не разговаривала. Тщательно одевалась — обязательно в белую блузку и черный строгий костюм. Брала документы и маленькую подушку, потому что иногда в этот день не возвращалась. Не прощалась, не плакала... Другие родственники от нас отреклись, боясь за свою судьбу...» Проводя много времени в одиночестве, 6-летняя Элеонора замкнулась в себе. «Я часто уходила к железной дороге, садилась на обочину и ждала поезд. Воображала, что из вагона выйдет папа. Так продолжалось несколько лет. Я, словно верный японский пес Хатико, ждала своего хозяина, но так и не дождалась... После того как отец был арестован, мама некоторое время работала посудомойщицей в Доме писателей. Иногда брала меня с собой. Я сидела в кабинете главного бухгалтера и рисовала. Неожиданно очень громко произнесла: «Один мух!» Это были первые русские слова, произнесенные мною спустя год жизни в Советском Союзе. Представляете, как отреагировал бухгалтер, для которого я была глухонемым ребенком! С этого времени он стал моим первым учителем. Естественно, я картавила, говорила с большим акцентом, но это не помешало пойти сразу во второй класс. Оказалась способной ученицей, быстро научилась читать и писать...»

Допросы Елизаветы Васильевой-Рябовой продолжались несколько лет. Избежать лагерей удалось благодаря голицинскому участковому Николаю Павлову, который, узнав о готовящемся аресте, посоветовал уйти из дома вместе с детьми на несколько дней. Вскоре началась война, и жена Васильева устроилась в эвакогоспиталь медсестрой, где проработала до 1945-го.

Клеймо

«Советское гражданство я получила только в 18 лет, — продолжает дочь первого верховного судьи Мордовии. — Снова помог участковый Павлов. Он представил дело так, что мою метрику якобы потеряли и похлопотал о выдаче копии. Но в комсомол так и не вступила — не хотела объяснять, кто мои родители... Мечтала пойти по стопам матери и получить профессию фармацевта, но клеймо дочери врага народа не позволило поступить в медицинский вуз. В результате окончила институт культуры... Однажды прочитала строчки Лермонтова: «Богаты мы, едва из колыбели, ошибками отцов и поздним их умом...» Это про нас с братом. Рамзай приехал в СССР в 12-летнем возрасте, поэтому ему было тяжелее привыкнуть к новым суровым условиям. Перед войной он ушел добровольцем на окопные работы, потом воевал. Он мечтал стать летчиком, но для сына врага народа путь в небо был закрыт. Брат имел боевые награды, после окончания войны служил под Брестом. Демобилизовавшись, он поступил в Нефтяной институт, областью его профессиональных интересов становится аэромагнитная съемка. Рамзай был широко известен как ведущий магнитолог страны, имел почетное звание «Русский народный академик»... Несмотря на клеймо, мы сумели выжить, получить образование, создать семьи. Женитьба на дочери врага народа стоила моему мужу блестящей перспективы работы за границей. После института его распределили на дальний памирский рудник. Мы вместе почти 60 лет. Все эти годы муж был опорой для меня и моей мамы...»

Реабилитация

Долгие годы Елизавета Васильева пыталась хоть что-то узнать о судьбе своего мужа: писала ходатайства и письма во все инстанции, обращалась лично к Сталину. Все безуспешно. Только после XX съезда КПСС, когда началась реабилитация жертв репрессий, она узнала о смерти Тимофея. С тех пор главная ее цель — выяснить место погребения мужа и братьев. В письме к сестре Елизавета Павловна тогда написала: «Всякая смерть тяжела, любая утрата горестна. Но когда человек гибнет во имя высокой цели, в его смерти есть величие, какое-то оправдание, утешение для тех, кто остался жить. Но во имя какой цели умер наш Тимофей? Он не заслужил себе даже могилы...» Реабилитация длилась почти два года. В сентябре 1956 года Тимофея Васильева признали безвинно пострадавшим. «В этот день маму снова вызвали в органы, — вспоминает Элеонора Кузнецова. — Там она встретила множество людей в телогрейках и резиновых сапогах. Видимо, они только что вернулись из лагерей. Царила мертвенная тишина. Вдруг солдат выкрикнул фамилию: «Тухачевская!» Мама знала эту семью, но откликнувшаяся женщина показалась незнакомой. Ее возраст был стерт горем и тяжелым трудом. Вероятнее всего, это была дочь маршала, которую арестовали в 18-летнем возрасте. Мама хотела к ней подойти, но не решилась. Еще долгие годы люди, пережившие ужас репрессий, жили замкнуто, опасаясь преследований...» Елизавета Васильева умерла в 1996 году, не дожив две недели до своего столетия. Над ее кроватью до последних дней висели фотографии родителей и мужа Тимофея... «Меня реабилитировали лишь в 2002-м, — говорит Элеонора Кузнецова. — Вот уже 20 лет я продолжаю дело своей матери — стремлюсь восстановить историческую справедливость и показать вклад Тимофея Васильева, Анатолия и Владимира Рябовых и тех многих замечательных людей, которые вместе с ними стояли у истоков образования мордовской автономии, внесли огромный вклад в развитие национального самосознания, литературы, языка... По крупицам я собирала информацию о жертвах репрессий в Мордовии, проводила в Москве вечера их памяти. Работа в архивах помогла найти могилу отца... А ведь свой Соловецкий камень есть в Саранске, где в глухом овраге (в дачном массиве, рядом с Богоявленским источником — «С») покоятся убитые, оклеветанные и забытые. Там же лежат и мамины братья. К счастью, летом 2013 года смогла побывать в этом святом для нашей семьи месте, принести цветы... Прозвучали ли имена мордовских мучеников в Саранске в День памяти жертв репрессий? Хочется верить, что память сердца оказалась сильнее забвения...»

ЛИЧНОЕ ДЕЛО:

Тимофей Васильевич Васильев родился в 1897 году в деревне Тавла ныне Зыряновского района Томской области в семье мордовских крестьян. В 1916-м был призван на военную службу. Через год вступил в РСДРП(б). Участвовал в установлении советской власти в Омске и Красноярске. С образованием Дальневосточной республики был командирован в распоряжение ее главного штаба.

В 1923-м стал редактором газеты «Якстере теште» в Москве. В 1924—1929 гг. — секретарь отдела национальностей ВЦИК, параллельно учился на факультете советского права Московского университета. В это же время все силы отдает продвижению идеи создания самостоятельной государственной единицы — мордовской автономии. О долгом процессе ее реализации Васильев написал в книге «Мордовия».

В 1928-м назначен первым председателем Мордовского окружного суда. В 1931—1936 гг. работал в торгпредстве СССР в Великобритании. Являясь членом Мордовского ЦИК, регулярно приезжал из Лондона в Саранск.

Кстати

9 сентября 2004 года неподалеку от саранского дачного массива в районе Богоявленского источника бойцы военно-патриотического объединения «Поиск» обнаружили захоронения жертв сталинских репрессий.

«Мы полагаем, что заключенных расстреливали еще в тюрьме, — заявил тогда корр. «С» командир «Поиска» Николай Кручинкин, — а сюда их привозили и просто сваливали в заранее приготовленные рвы. Сколько их здесь лежит в этом лесу — неизвестно...»

Напомним, что самым крупным процессом местного НКВД оказалось дело «мордовского право-троцкистского буржуазно-на­ционалистического террористического блока», по которому проходили более 100 человек, 73 из них были расстреляны.

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Ещё новости о событии:

Каждый год возле Соловецкого камня на московской Лубянской площади собираются те, кто считает своим долгом почтить память репрессированных в советские годы.
09:59 22.01.2014 Единая Россия - Саранск
Тимофей Васильев в том самом черном свитере, в котором его увезли из дома... Его реабилитировали только в 1956 году. Посмертно - Столица С
Каждый год возле Соловецкого камня на московской Лубянской площади собираются те, кто считает своим долгом почтить память репрессированных в советские годы.
11:27 21.01.2014 Столица С - Саранск
 
По теме
В Мордовии в октябре ежегодно проводят Месячник пожилых людей, в связи с чем в УФПС республики традиционно проходила встреча руководства предприятия с ветеранами отрасли, отдавшими профессии 30-40 лет.
ГКУ «Социальная защита населения по Ардатовскому району РМ» информирует о том, что с 15 мая по 1 октября 2021 года на территории Ардатовского района проводилась межведомственная комплексная операция «Подросток-2021».
В целях обеспечения согласованных действий и организации совместной работы исполнительных органов государственной власти Республики Мордовия,
В Саранске передали в суд уголовное дело о сексуальном нападении на улице Осипенко - Вечерний Саранск Как сообщает Следственный комитет по РМ, в Саранске завершено расследование уголовного дела в отношении ранее судимого 40-летнего мужчины за попытку «уличного» изнасилования незнакомой женщины.
Вечерний Саранск
Собчак бежит в Париж - Столица С Фото: Соцсети Телеведущая и светская львица Ксения Собчак улетает в Париж.
Столица С
IMG_7489-min - ОМВД Республики Мордовия Следователями ММО МВД России «Ардатовский» возбуждено уголовное дело в отношении 26-летнего местного жителя, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.
ОМВД Республики Мордовия
Поздравление с юбилеем! - Соцзащита населения по Краснослободскому району 15.10.2021 г. 90-летие отметила труженик тыла, ветеран труда жительница с. Плужное Краснослободского муниципального района Маркина Александра Петровна.
Соцзащита населения по Краснослободскому району